Сетевой журнал «1984»
Проект Издательства А. С. Акчурина
     
Рубрики / Музей Ленина / Профессия: резонёр /
Цитата:
Когда врачи произвели вскрытие, они, опытнейшие медики, были поражены. Сосуды моего мозга оказались настолько обызвествлёнными, что, когда по ним стучали пинцетом, звук был как от постукиванья по камню. Целые участки мозга оказались лишёнными питания. Врачи стояли потрясённые до глубины души, силясь понять, как человек, мозг которого почти полностью был поражён, мог до последнего дня так глубоко и остро мыслить.

Поиск:
 

Что новенького?
Новые статьи через RSS
Владимир Ильич Ленин   6 марта 2006
Профессия: резонёр

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Возможно, вам любопытно будет почитать воспоминания современников обо мне. Вот что, например, пишет революционер Н. Ставрогин (привожу отрывок из его мемуаров, изданных в Париже в 1934 году)…

«…Его скудный умишко, его невежество, его слабохарактерность вызывали во мне глубокую неприязнь. Я смотрел на него сверху вниз и не видел в нём ни капли той силы, что была необходима для дела, которому я хотел отдать свою жизнь, — лишь мелочность и бездуховность. Я презирал его всей душой. В силу своей поверхностности он не знал об этом, но относился ко мне с подозрительностью и трусливым трепетом перед моей революционной стойкостью и выдержкой. Человек он был ужасно грубый, неприятный собеседник, подлый завистник, скрытный интриган, напряжённо хмурый во время частых встреч на сходках. Неоднократно в Петербурге, постоянно — у меня дома и несколько раз в ссылке я видел его в обществе угрюмых, мрачных типов бандитской наружности. Совершенно никчёмным он был и как политик: рассеян, податлив, мягкотел до расхлябанности, полон мелочных амбиций.

— Революция — это игра в бирюльки, — любил повторять он, — её надо делать в белых перчатках.

Он постоянно кривил душой, страстно любил всякую аффектацию, рисовку, позу. Когда он разговаривал с рабочими и писал для них, то непременно подделывался под простоту народной речи в своей вульгарной манере приспособляться к «низшим», использовал дешёвый популизм в изложении своих мыслей для, как он выражался, «большей понятливости».

Он был сухим и чёрствым книжником, замкнутым в себе анахоретом. Он терпеть не мог людей, чурался простых жизненных радостей. Даже в борьбе, в стремлении к победе не находил он ничего для себя привлекательного. Он не отдавался революции весь без остатка. Кроме той жизни, что была связана с революцией, у него была другая жизнь, другие интересы. Ленин был из тех людей, которые приходили в рабочее движение не целиком, не окончательно рвали связи с враждебными пролетариату классами. Он был не профессиональным революционером, но заурядным марксистом-теоретиком, равно несостоятельным и как учёный, и как общественный деятель…»



Версия для печати


Комментарии:

12.03.06 13:24 Steass, читатель:
гы-гы :)))))))))

02.04.06 01:28 mityago, читатель:
Оригинально... по крайней мере, в детском саду мне такого не преадавали... )))

06.04.06 15:24 В. И. Ленин, сотрудник:
Сомневаюсь, чтобы нормальный детсадовец понимал значения слов вроде "анахорета" или "аффектации". ВИЛ.

Добавить комментарий:

Имя:

Пароль (только для зарегистрированных):

Текст:

e-mail:
© Белевич А. В., 2006–2019